Кто же спел Песенку о морском дьяволе в легендарном фильме Человек Амфибия и какова судьба певицы.

«Эй моряк, ты слишком долго плавал!». Кто не знает первые строки этой задорной песни прозвучавшей в кинофильме. Они стали популярными не только как строки из знаменитой песни, но и как своеобразной поговоркой, относящейся к людям, которые оказались перед фактом каких-то потерянных возможностей. Песню к фильму «Человек-Амфибия», снятому режиссерами Геннадием Казанским и Владимиром Чеботарёвым на киностудии «Ленфильм» и вышедшему на широкие экраны в 1962 году, написал тогда начинающий композитор Андрей Петров на стихи ленинградского поэта Соломона

Фогельсона, который уже имел опыт написания песен как для фильмов, так и песен на морскую тематику (ранее я писал о песне«Матросские ночи» в исполнении Марии Пахоменко). Несмотря на то, что песня прозвучала в фильме лишь однажды, она стала невероятно популярной в Советском Союзе и безусловно стала визитной карточкой фильма. Но кто же её исполнил. В кадре все видели эффектную брюнетку которая ненадолго появляется в кадре и исполняет песню «Эй моряк…!» в небольшом кафе, оформленному на заграничный манер. Эту певицу сыграла известная в то время советская

Манекенщица Нина Большакова, которая была упомянута в списке артистов играющих эпизодические роли. Она не была профессиональной актрисой и певицей, но её модельная внешность вероятно сделало выбор режиссеров в её пользу. Так вот песню «Песню о морском дьяволе» в фильме «Человек-Амфибия» исполнила, по предложению Андрея Петрова ленинградская джазовая певица Нонна Суханова. Она была в некотором роде уникальной вокалисткой, так как ей одной из немногих разрешалось официально петь свои композиции на английском языке. Она была утверждена для

Исполнения этой песни на безальтернативной основе – настолько в ней был уверен Андрей Петров. После окончания университета стала солисткой «Ленконцерта». Работала в джазовых оркестре Владимира Сегала и оркестре ветерана джаза Ореста Кандата, который работал с Леонидом Утесовым. В конце 1950-х годов Нонну Суханову называли ленинградской Эллой Фицджеральд и по воспоминаниям ленинградского композитора Александра Колкера (который, кстати, был мужем Марии Пахоменко исполнившей песню «Матросские ночи») она произвела настоящую музыкальную революцию.